Иже во всем мире мученик Твоих, яко багряницею и виссом кровьми Церковь Твоя украсившися, теми вопиет Ти Христе Боже: людем Твоим щедроты Твоя низпосли, мир жительству Твоему даруй, и душам нашим велию милость.
тропарь Всем Святым

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПРОТОИЕРЕЙ ИОАНН КОЧУРОВ

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИОАНН (Кочуров) ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ
Когда речь идет о священниках-мучениках, то жителями
Царского Села первым вспоминается Иоанн Царскосельский.
31 октября 1917 года в Царском Селе открылась новая ярко-
алая, исполненная печали и горней радости, страница истории
нашей Родины, открытие которой связанно с именем русского
православного пастыря, ставшего одним из первых, положивших
душу свою за чад своих в богоборческом XX веке.
Печаль от того, что прихожане Екатерининского собора
лишились своего пастыря, а радость от того, что следствием
потери явилась слава Божия в лице священномученика Иоанна
Кочурова.
Отец Иоанн Кочуров родился 13 июля 1871 года в селе Бигильдино-Сурки
Данковского уезда Рязанской губернии (в настоящее время это Липецкая область) в
благочестивой и многодетной семье сельского священника Александра Кочурова и его
супруги Анны. Священник Александр Кочуров сумел запечатлеть в сознании своих
сыновей и в особенности наиболее духовно чуткого из них Иоанна, образ
исполненного глубокого смирения приходского пастыря.
Воспитание, основанное на замечательных традициях семей потомственного
русского духовенства и связанное с естественным следованием народному
православному благочестию, повлияло на решение ступить на стезю пастырского
служения.
Пребывание отца Иоанна сначала в Данковском духовном училище, а затем в
Рязанской Духовной Семинарии сопровождалось не только выдающимися успехами в
изучении богословских и общеобразовательных дисциплин, но и замечательными
примерами церковного благочестия, которые он проявлял в достаточно суровом и не
всегда безупречном в нравственном отношении быту провинциальной духовной школы.
Пусть никого не смущает то, что семинаристы призванные быть пастырями
оказываются тоже люди и тоже грешны. Каждому, идущему по пути
совершенствования длинною в жизнь, приходится выбирать между добром и злом. И не
важно где ты находишься в миру, или монастыре, а важно, что ты выбираешь и как
поступаешь. Как поступает не мой сосед, а я.
Успешно закончив в 1891 году Рязанскую Духовную Семинарию и прекрасно
выдержав вступительные испытания в Санкт-Петербургскую Духовную Академию,
Иоанн Кочуров стал студентом одного из лучших богословских учебных заведений
России. В архиве г. Тарту удалось найти личное дело выпускника Санкт-Петербургской
Духовной Академии Иоанна Кочурова, где хранится копия аттестата с прекрасными
оценками по всем предметам.
Закончив обучение в Академии в 1891, и изъявив желание заняться
миссионерской деятельностью, выпускника Иоанна Кочурова направили на службу в
Америку (в Алеутскую и Аляскинскую епархию). До своего отъезда на новое место
службы Кочуров женился 26 июля 1895 года на Александре Васильевне Чернышевой
дочери священника. А спустя почти месяц Преосвященный Николай епископ
Алеутский и Аляскинский рукоположил диакона Иоанна в сан священника. Указом
Святейшего Синода его назначают настоятелем Чикаго-Стриторского прихода
Алеутской епархии.
Соприкоснувшись с приходской жизнью разительно отличавшейся от
упорядоченной, укорененной в вековых традициях жизни православных приходов в
России, очевидно, требовались поистине подвижнические пастырские труды еще
совсем молодого священника отца Иоанна.
Умелое сочетание пастырско-литургической и миссионерско-просветительской
деятельности позволили постоянно расширять свою паству за счет новообращенных
или возвращавшихся в Православие разноплеменных христиан штата Иллинойс.
Уже в первые три года своего приходского служения отцом Иоанном были
присоединены к Православной Церкви 86 униатов и 5 католиков, а число постоянных
прихожан возросло до 215 человек в Чикаго и 88 человек в Стриторе. При обоих
приходских храмах успешно функционировали детские церковные школы, в которых
обучались более 20 учеников.
В Чикаго и Стриторе отец Иоанн организовал Свято-Никольское и Трех-
Святительское братства, ставившие своей целью активизацию социальной и
материальной взаимопомощи среди прихожан чикагско-стриторского прихода,
входившие в состав "Православного Общества Взаимопомощи".
Многочисленные труды по созиданию полнокровной
приходской жизни во вверенных ему храмах не препятствовали
отцу Иоанну нести важные послушания епархиального характера.
Так, в 1897 году отец Иоанн был включен в состав только
что образованного в Алеутской и Аляскинской епархии
Цензурного Комитета "для сочинений на русском, малорусском и
английском языках", а так же был назначен Председателем
Правления "Общества Взаимопомощи".
Разнообразные труды отца Иоанна уже в первые годы
своего пастырского служения были отмечены Преосвященным епископом Николаем
Священническим наградами.
С момента приезда в Северную Америку прошло уже более пяти лет и желание,
хотя бы ненадолго побывать в горячо любимой православной России, побуждало отца
Иоанна обратиться к святителю Тихону с прошением о предоставлении ему отпуска для
путешествия на Родину. Предоставленный отпуск позволил успешно осуществить в
России сбор средств для строительства нового храма в Чикаго и создания первого в
православного кладбища.
С подлинным пастырским вдохновением и вместе с тем, с трезвым практическим
расчетом руководил отец Иоанн строительством нового храма, возведение которого
было завершено в 1903 году. Освящение нового храма в честь Пресвятой Троицы,
совершенное святителем Тихоном, стало настоящим праздником для всей русской
православной епархии в Северной Америке.
В связи с чествованием 10-летия пастырского служения отец Иоанн был
награжден орденом святой Анны III степени. Преосвященным Рафаилом епископом
Бруклинским отцу Иоанну были поднесены золотой наперсный крест и приветственный
адрес: «Прямо со школьной академической скамьи, покинув Родину, пришли Вы в этот
чужой край, чтобы всю свою, тогда еще юношескую энергию, все силы посвятить
святому делу, к которому влекло Вас призвание.
Тяжелое наследие досталось здесь в удел Вам. Запущенное церковное
хозяйство… Вы забывали себя, забывали лишения, болезни, скудную обстановку
дома…Ваши малютки хворали, жена болела, и жестокий ревматизм как будто хотел
умертвить Ваше дерзновение, сократить Вашу энергию…
Памятуя и о других добрых деяниях Ваших, совершение коих как доброчестная
лавровая ветвь неотъемлемо вплетается в тот же похвальный венец Вашего
десятилетнего священного служения».
Приказом попечителя Санкт-Петербургского учебного в 1907 году бывший
настоятель Русской Православной Церкви в г. Чикаго протоиерей Иоанн Кочуров был
назначен законоучителем в нарвские гимназии.
Насколько отец Иоанн был прекрасным преподавателем и какой большой вклад
он сделал в воспитание подрастающего поколения, можно судить по воспоминаниям
его учеников.
Вот что пишет Лидия Галлер в 1976 году: "В царское время Закон Божий был
обязательный предмет (особо для православных, лютеран, католиков; евреи, понятно,
освобождались). Я была ученицей о. Иоанна... Это был высокообразованный человек,
академик...
Он умел очень интересно изложить свой предмет. Часто оживлял свой предмет
какой-нибудь шуткой, смешной историей; другой раз попросту скомандует неожиданно
- встаньте! Мы вскакиваем. Теперь сядьте! - Встаньте - сядьте несколько раз.
Конечно, после этого смех и оживление. В воспоминаниях другого его ученика,
С.Рацевича, упоминается, что: "В 1915 году священник Кочуров оставил на второй год
плохо занимающегося моего товарища по классу - Лебедева". Отец Иоанн Кочуров
помогал ранеными в нарвском лазарете, также являлся членом Нарвского отделения
Санкт-Петербургского епархиального братства, которому предложил целый ряд лекций.
За время службы в Нарве он был награжден орденом св. Анны 2-й степени и
орденом св. Владимира 4-й степени, а также медалью "В память 300-летия Дома
Романовых".
Из прошения, которое написал протоиерей Иоанн Кочуров на имя директора
Нарвской мужской гимназии, мы узнаём причину возвращения его в Россию.
"Прослужив по окончании курса в Санкт-Петербургской Духовной Академии 12 лет
миссионером в Северо-Американской епархии, я для образования своих детей счёл себя
вынужденным вернуться на Родину". Следует упомянуть, что в семье Кочуровых было
пятеро детей.
По возвращении на Родину обстоятельства так сложились, что в Петербурге не
оказалось вакантной должности приходского священника.
Указом управляющего Петроградским учебным округом, протоиерей о. Иоанн
Кочуров был уволен от занимаемой должности штатного законоучителя Нарвской
мужской гимназии в связи с переводом в Екатерининский собор Царского Села.
Сам отец Иоанн и его семья переживали не лучшие времена. В своем письме в
Сушигрицы, куда он отправил своих детей, отец Иоанн пишет, обращаясь к своей
дочери Ане, желавшей сбежать к нему в Царское Село: “Пусть... ты ухитрилась бы
благополучно добраться до Царского, ты думаешь, тебе тут было бы лучше? Нет, дочка.
Если бы тут было хорошо, мы сами не оставили бы тебя и Колю в Сушигрицах.
Вы с Колей счастливые, каждый день пьете молочко, кушаете сколько хотите
хлеба и каши, а мы, милая, молоко получаем изредка по столовой ложке на человека,
хлебца дают только 1/2 фунта на день, а каши совсем не дают. Видишь, какая наша
жизнь несладкая, а тут еще, того и гляди, немцы прилетят и бомбами в нас с аэропланов
начнут бросать!.. Видишь, милая, как у нас плохо”.
Получив возможность участвовать в приходской жизни такого богатого духовными
традициями города, отец Иоанн сразу же стал одним из самых известных и любимых
царскосельских проповедников.
Однако события Февральской революции, разразившейся в
Петрограде уже через 3 месяца после назначения отца Иоанна в
Екатерининский собор, стали постепенно втягивать Царское Село
в коварный водоворот революционных событий.
С амвона Екатерининского собора звучало вдохновенное
слово отца Иоанна, стремившегося внести в души царскосельских
православных чувство умиротворенности и призывавшего их к
религиозному осмыслению как своей внутренней жизни, так и
происходивших в России противоречивых перемен.
Через несколько дней после октябрьской революции 1917
года на Царское Село, где сосредоточились части генерала П. Н.
Краснова, сохранявшие верность Временному правительству, двинулись из Петрограда
вооруженные отряды красногвардейцев, матросов и солдат, поддержавших
большевистский переворот.
Уже к утру 30 октября 1917 года, большевистские отряды стали подвергать село
артиллерийскому обстрелу. В Царском Селе, где люди не подозревали о том, что страна
оказалась ввергнутой в гражданскую войну.
Началась паника, многие горожане устремились в православные храмы, в том
числе и в Екатерининский собор, надеясь обрести за богослужением молитвенное
успокоение и услышать с амвона пастырское увещевание в связи с происходившими
событиями.
После особого молебна о прекращении междоусобной брани, совершенного под
сводами до отказа заполненного храма, настоятель собора протоиерей Николай
Смирнов вместе с другими соборными священниками отцом Иоанном и отцом
Стефаном Фокко, приняли решение о совершении в городе крестного хода с чтением
молений о прекращении междоусобной братоубийственной войны.
Крестный ход пришлось совершать под артиллерийским обстрелом.
Священников предупреждали, что казаки отступили, но они остались в полной
уверенности, что входившие в город отряды не причинят им вреда.
В одной из Петроградских газет сохранилось воспроизведение ужасающей
картины мученической гибели отца Иоанна: “Священники были схвачены и отправлены
в помещение Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Священник отец Иоанн Кочуров
воспротестовал и пытался разъяснить дело. Он получил несколько ударов по лицу…
разъяренная толпа повела его к царскосельскому аэродрому.
Несколько винтовок было поднято на безоружного пастыря. Выстрел, другой —
взмахнув руками, священник упал ничком на землю, кровь залила его рясу. Смерть не
была мгновенной. Его таскали за волосы, и кто-то предлагал кому-то “прикончить как
собаку”.
На утро тело священника было перенесено в бывший дворцовый госпиталь.
Посетивший госпиталь председатель Думы вместе с одним из гласных, как сообщает
“Дело народа”, видел тело священника, но серебряного креста на груди уже не было”.
Один из очевидцев трагических событий в письме выдающемуся петербургскому
протоиерею Философу Орнатскому, которому самому вскоре довелось принять
мученическую смерть от новой власти, повествовал о страстотерпчестве, выпавшем на
долю отца Иоанна. “…
Когда начинался обход квартир и аресты офицеров, тогда отца Иоанна
(Александровича Кочурова) свели на окраину города, к Федоровскому собору, и там
убили за то, что священники, организуя крестный ход, молились яко бы только о победе
казаков, чего на самом деле не было. Остальных священников вечером отпустили.

Мученическая смерть отца Иоанна вызвала глубокий отклик среди православных
людей России. Через несколько дней после его отпевания и погребения в усыпальнице
Екатерининского собора духовенство Петроградской епархии отслужило панихиду по
убиенному пастырю.
26 ноября в престольный праздник Царскосельского Екатерининского собора
будущий священномученик Вениамин митрополит Петроградский совершил
Божественную литургию и подарил приходу икону Божией Матери “В скорбях и
печалях утешение”, которая по сей день находится в алтаре Софийского собора.
Митрополит Вениамин произнес горячую, полную скорби проповедь и призвал
православных к единению в дни столь страшного испытания.
В 1938 году Екатерининский собор был закрыт, через год взорван, а на месте
порушенной святыни установили памятник «герою» пролившему море крови невинных
людей В. И. Ленину.
Лишь в 1995 году клирами и прихожанами Софийского и Федоровского соборов
Царского Села был установлен крест рядом с местом, где находился Екатерининский
храм.
Талантливый проповедник, преподаватель, миссионер, протоиерей Иоанн
Александрович Кочуров заработал уважение и любовь к себе архипастырей и
прихожан, оправдав свой высокий долг пастыря.
За веру во Христа и призывы к спокойствию, враги мира пролили первую
новомученическую кровь, вылившуюся позже в братоубийство, безжалостные
репрессии, расстрелы, лагеря и т. д. Его служение Богу достигло высоты в
свидетельстве мученичества!
Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 1994 году Иоанн
Кочуров был причислен к лику святых.
Тропарь священномученику Иоанну (Кочурову)
Любовию к Богу распаляемь
жизнь свою мученически за Христа и ближних положил еси,
сего ради венец правды от Него приял еси,
моля всеблагаго Бога, священномучениче Иоанне,
Церковь святую сохранити в мире и спасти души наша.
Кондак священномученику Иоанну (Кочурову)
Ревностно пастырское служение свое исполняй,
ты яко жертву благоприятную душу свою Богу принесл еси,
моли Христа Бога, отче Иоанне, мир миру даровати
и душам нашим велию милость.